Category: праздники

Category was added automatically. Read all entries about "праздники".

водка, мишка

День Победы? Или память Беды?



А эти фото смотреть тем, для кого 9 мая - "праздник". Для кого война - это танки на улицах Берлина и знамя над Рейхстагом. Для кого жуковы, ворошиловы, ватутины - "гениальные полководцы", "маршалы и генералы победы".

На этих фото - бойцы 2-й ударной армии Волховского фронта. Армии которой командовал Власов. В истории Вотрой мировой были и более массовые убийства командованием Красной армии своих бойцов. Это и Киевская оборонительная 41-го года, и Харьковская наступательная операция 42-го, и Ржевская наступательная операция того же года и почти все другие, но болота Ленинградской области навсегда останутся местом наибольшего проявления ненависти и презрения высшего командования, а после войны и советского правительства к своим бойцам и офицерам.

Чем страшны именно эти места? В попытке прорваться к Ленинграду, в январе 42-го, советское командование создало прорыв в который ввело три армии. Пройдя вперёд 25-30 километров по заболоченным лесам, армии выдохлись и остановились. И далее, до самого конца в эти болота посылали новые и новые силы. Солдаты спали в воде, ели в воде, припасы доставляли то же, в основном пешком по воде, ибо автомобили не могли ехать по болоту. Поскольку выкопать нормальные окопы не было возможности, бойцы делали брустверы из тел своих убитых товарищей. И лежали на уложенных телах, что бы не лежать в воде. Продуктовое довольствие было меньше чем в блокадном Ленинграде. Началось массовое истощение бойцов. И сейчас поисковики находят ремни убитых солдат застегнутые так, что обхват бойца в талии на момент смерти был 30 см. Все сёла находившиеся на возвышенностях были укреплены немецкими войсками и в попытки отбить их закончились тем, что окрестные поля усеяли трупами, по свидетельству очевидцев - "в четыре слоя". Из нескольких сёл, которые удалось отбить, приказали эвакуировать местное население, но на этот момент (спустя 4 месяца), коридор в тыл немцы сузили до 800 метров и доставка боеприпасов и продовольствия превратилась в коридор смерти. В прямом смысле этого слова. 800 метров в ширину и 4 километра в длину. И в болотах оказалось кроме 70 тысяч бойцов и командиров ещё и 12 тысяч женщин и детей.

Ели трупы, ели кору на деревьях. Когда в мае получили приказ на выход из окружения, из находившихся в "котле" 40 тысяч вышли... 5500... Выходили по "коридору" шириной уже аж 400 метров. Простреливаемому в упор. Первыми пустили 13 тысяч раненных. Вышло около 3000. Первые ряды выкашивали огнём. Следующие шли по трупам. Выжившие ветераны рассказывали, что на трёх речушках даже не намочил ног. Прошли по своим...






За всё время наступления в болота загнали около 380000 человек. В болотах осталось по разным подсчётам осталось от 95 до 158 тысяч погибших. Местных жителей погибших в болотах никто не считал.

И вот тут начинается основная часть нашей истории. Про "низабудим", "спасибо деду за победу" и прочий пафосный бред. Про погибших просто забыли. Местные в сёлах, расчищая огороды, посгребали сотни тел убитых в кусты (не заморачивайся на захоронения), бумажки из смертных медальонов с именами растащили на самокрутки и стали жить дальше. Болотистые поля, заваленные убитыми, портили глаз автомобилистам на проложенных после войны дорогах и местное партийное начальство просто... Засадило обочины деревьями. С глаз долой из сердца вон. И ведь знали все про то, что просто на поверхности, на десятках квадратных километрах лежать десятки тысяч непохороненных солдат и офицеров. Отправляли в эти места сапёров на разминирование территории и доклады их читали. Но... Все в архив, подписку о неразглашении и забыть.

Через двадцать лет в эти леса пришли первые поисковые отряды. Начали собирать и хоронить. Первые "вахты памяти" поднимали по 3-4 тысячи бойцов. Кто хочет - поищите в интернете воспоминания. Горы костей. Десятки грузовиков. Сотни гробов. Без имён, без званий. И так до нашего времени. Сейчас уже не поднимают тысячами. Но десятками всё ещё. И за всё это время поднимают только энтузиасты.






Россия - это страна, где государство, на словах возвело "уважение к подвигу ветеранов" чуть ли не на уровень общенационального фетиша,а на самом деле в гробу видело и ветеранов и их подвиг. Да и те из рядовых ватников, кто на 9 мая ходит с цветами,обмотавшись колорадскими лентами, вечерком громко бухает и кричит о "памяти" и "победе" ничего не делают. Амеика, Украина, Польша, фашисты, русофобы, гав-гав-гав в унисон с путинской пропагандой на придуманных врагов... Сколько ветеранов они взяли под опеку? Сколько погибших "подняли" и предали земле?
Поэтому для меня это не праздник. Это память о забытых и брошенных. Своим командованием, своим правительством, своими гражданами.

Ну а для кого праздник... Мне вас жаль.

* * *
Источник: https://m.facebook.com/story.php?story_fbid=2655066141437974&id=100008038416285
водка, мишка

Так что до сих пор празднуют в России 23 февраля?



Чтобы забыть позор поражения, его надо было превратить в торжество.
Как "деды" капитулировали перед кайзерской Германией, а потом сделали из этого праздник.

В современной России, с её культом войны, 23 февраля является чуть ли не вторым днем "победобесие". Всё как в "совке". Президент, премьер и другие официальные лица дружно поздравляют граждан с Днем защитника Отечества, не слишком вдаваясь в детали – с чем именно. Мол „праздник мужчин” – и все тут. Проходят шествия "можем повторить", дети в школах и детских садах маршируют строем в военной форме, распевая песни, что "красная армия всех сильней", а жены дарят своим мужьям носки, трусы и галстуки. Это стало уже настолько привычным, кто никто из ватных победуинов даже не задается вопросом: "а чем, собственно говоря, знаменательна эта дата?". Мало кто даже подозревает, что празднуют они, на самом деле, позор большевиков и капитуляцию.

Еще несколько десятилетий назад историки упорно спорили вокруг того, что же произошло 23 февраля 1918 года. Теперь уже не спорят. В большевистской прессе тех дней они так и не нашли ни одной ссылки на разгром немцев, который якобы произошел 23-го. Напротив, 25 февраля большевики включили гудки в самом Петрограде, чтобы разбудить город и ускорить запись добровольцев в Красную армию, ожидая наступления немцев на столицу. 26 февраля Ленин сообщил соратникам, что столица переносится в Москву. В то же время известно: 23 и 24 февраля – это дни, безусловной” капитуляции Советской России перед кайзерской Германией.
Потому 23 февраля – это скорее день защитника немецкой кайзеровской отчизны, чем советской или российской.

В первые послереволюционные годы в официальных сообщениях по поводу праздника речь шла о том, что якобы 23 февраля 1918 года Совнарком принял декрет об организации Красной армии. Однако в действительности этот декрет был издан еще 15 января.



На десятилетие праздника – в 1928 году – выяснилось, что 23 февраля 1918 года советская власть приступила к организации первых отрядов Красной армии.

В сентябре 1938 года, в кратком курсе истории ВКП(б) появилась новая версия: 23 февраля 1918 года „под Нарвой и Псковом немецким оккупантам был дан решительный отпор”.

Позже Сталин заявил, что 23 февраля 1918 года отряды Красной армии „наголову разбили под Псковом и Нарвой войска немецких захватчиков”.

Так ложь и пошла гулять по миру. Во времена хрущевской оттепели в той таки истории партии куда-то исчезло сообщение о Нарве, однако выяснилось, что под Псковом Красная армия „оказала упрямое сопротивление более многочисленным силам противника и нанесла им серьезное поражение”. Такие противоречивые сообщения вызывают закономерный интерес: а что же произошло в действительности?

А в действительности 10 февраля 1918 года безрезультатно закончились переговоры о мире между Россией и Германией в Бресте. Советская власть надеялась, что немцы просто оставят большевиков в покое, имея значительные проблемы на фронтах во Франции и Бельгии. Однако через неделю, 18 февраля немцы начали наступление по всей линии развалившегося фронта. Немцы продвигались к востоку на поездах, практически без сопротивления. Скорость их передвижения ограничивалась преимущественно качеством дорог. 18 февраля немцы захватили Двинск (Даугавпилс), 20 – Минск, 21 – Полоцк, 24 февраля – Псков, Тарту и Таллин. Наступление осуществлялось небольшими отрядами, часто лишь из 100-200 человек. По признанию большевика Зиновьева, хорошо укрепленный Двинск захватил отряд от 60 до 100 человек. В это время советский главнокомандующий Криленко обнародовал приказ об „организации братания” с немцами. Однако немцы оказались стойкими к „братским объятиям”. 19 февраля Совнарком телеграфировал в Германию о том, что согласен на все. Однако немцы несколько дней не отвечали, продолжая наступление.

21 февраля советская власть в Петрограде объявила: кто не запишется в Красную армию, того пошлют под конвоем копать окопы вокруг города. За несколько дней в Красную армию записалось до 100 тысяч человек. Нарком Дибенко ("герой на фото") повел в бой матросов. 1 марта они захватили Нарву.



Но уже через 2 дня революционные матросы командарма Дыбенко, которому поручили оборону Нарвы, при виде первых разъездов добровольческих германских отрядов бежали, побросав оружие, с криками " Полундра!" на вокзал, занимать эшелоны. После чего, захватив в Гатчине запасы спирта, двинулись эшелоном на восток, прогулявшись до Поволжья и бесчинствуя на встречавшихся железнодорожных станциях.

Нарва:



Назвать это позорище "разгромом немецких войск”? Тем более что произошли эти события не 23 февраля.

А на самом деле было вот что.





23 февраля утром Германия предоставила свои мирные условия, по которым Петроград должен был признать независимость Литвы, Латвии, Эстонии, Финляндии, Украины, подписать мирное соглашение с Украиной, демобилизовать армию, разоружить флот и т.д. 23 февраля члены ЦК РСДРП (б), то есть большевики, согласились принять немецкий ультиматум.

В 3 часа утра 24 февраля Всероссийский Центральный исполнительный комитет (то есть ленинское правительство) отправило германцам обращение о полном принятии из условий мира, т.е. о капитуляции, в результате которой Петроград должен был признать независимость Литвы, Латвии, Эстонии, Финляндии, Украины, подписать мирное соглашение с Украиной, демобилизовать армию, разоружить флот и т.д. . За капитуляцию проголосовало 116 членов ВЦВК, 85 – против, 26 воздержались.

Хотя Декрет Совнаркома о создании Красной армии был опубликован месяцем ранее — 28 января, но никакого создания армии не произошло как в январе, так и в феврале 1918 года. Наоборот, остатки армии, Временного правительства меньшевиков стремительно разбегались по домам. Большевики отступали, ведь армии у них не было. Были только отряды Красной гвардии в городах, привыкшие убивать и грабить безоружное местное население, но никак не воевать на фронте против регулярных немецких частей. Были отдельные роты, не делавшие погоду и несколько жидких красноармейских наспех созданных полков. Ленин публикует 22 февраля отчаянное воззвание «Социалистическое отечество в опасности».

Местное население большевиков не поддерживало и мечтало о приходе немцев и установлении порядка, поэтому немцев встречали хлебом и солью, а беглых и прячущихся большевиков с удовольствием выдавали новой власти. Немцы разрешили бывшим царским офицерам ношение военной формы, большинство из них в скором будущем составит костяк белого движения против захвативших власть большевиков.

В те дни, 25 февраля, Ленин пишет статью «Важный, но необходимый урок», в которой он признает, что в Советской республике нет армии, и негодует по поводу массового бегства с нарвской линии обороны, о царящем хаосе, безрукости и наплевательстве.

Вероятно, именно факт капитуляции обусловил избрание этого дня в качестве праздника. Чтобы забыть позор, его нужно было превратить в торжество. Кроме того, советская власть просто нуждалась в новых праздниках и лепила их из чего попало.

С вашим праздником вас, россияне!

* * *
https://www.unian.net/m/politics/463953-pravda-o-23-fevralya-bolsheviki-kapitulirovali-pered-kayzerom-i-uchredili-prazdnik.html
водка, мишка

ПРАЗДНИКИ В СССР. ХРОНИКИ ВЕЛИКОЙ ДЕРЖАВЫ



А вот ответьте мне, совколюбы, какие по вашему могли быть причины у жителей страны освобожденного труда эпохи сталинской индустриализации и великих строек 1930-х годов не идти на Первомайскую демонстрацию, этот праздник без буржуев-капиталистов? Нет, это были не "враги народа" и не иностранные шпионы. Не знаете? А причина на самом деле банально проста. У многих жителей Великой державы попросту не было обуви, не было сил маршировать, потому что из-за задержки зарплаты дома не было даже хлеба. Но обо всём по порядку.

Что такое праздник в СССР? В советской системе гражданин должен был всю жизнь доказывать свою верность режиму. Для этого было продумано множество почти религиозных ритуалов, которые сопровождали человека пожизненно.



Впервые с портретами вождей и рассказами про самую лучшую на планете страну ребенок сталкивался еще в яслях и детском саду. Потом в школе вступал последовательно в октябрята, пионеры и комсомол. Потом парней ждала советская армия. Для карьерного роста было обязательным вступление в партию, для чего претендент должен был пройти проверку в качестве кандидата в члены. Торжественно обставлялись и прочие этапы взросления: получение советского паспорта, первое участие в выборах и другие. Многие из них не только сопровождались специальными ритуалами, но и произнесением торжественной клятвы, обещания, присяги.

Своя присяга была у пионера, комсомольца, военнослужащего. Причем отказаться от принятия этой клятвы было невозможно. Такое принудительное обязательство к верности. Потом человека всегда можно было не только пристыдить, мол, ты же клятву давал, но и подвести к военному трибуналу за неисполнение воинской присяги. Во время принятия присяги сотрудники политорганов (политруки, комиссары) и особых отделов (особисты) внимательно следили за призывниками.

2 мая 1932-го во время чтения текста «красной присяги» красноармеец 2 артполка Владимиров (беспартийный, колхозник, призыва 1931 года) «не желая давать торжественного обещания, текста присяги не повторял».

Красноармеец 40 кавполка Петровский сказал: «Мы поехали принимать присягу в то время, как дома голодные сидят. А мы выехали на площадь да покричали ура. Какая от этого только польза?».

Красноармеец из середняков того же года призыва продемонстрировал отличное знание последствий нарушения присяги: «Раньше была присяга, а сейчас торжественное обещание, а между ними никакой разницы нет. Только раньше было — да покарает меня господь бог, а сейчас «рука революционного закона». А рука революционного закона сразу возьмет, и пикнуть не успеешь».

Стадия вступления в комсомол нуждалась в поручительстве старших товарищей, которые, если что не так, отвечали за своего протеже. Например, кандидату в ВЛКСМ нужна была рекомендация коммуниста или двух комсомольцев со стажем не менее десяти месяцев.
Кроме обязательного для всех детей вступления в октябрята, все остальные стадии посвящения предполагали, что на эту стадию переходят только самые достойные. На самом деле, октябрятами и пионерами автоматически становились почти 100% школьников. За недостойные поступки человека могли исключить из пионеров, комсомола или партии. Как правило, сопровождалось это всеобщим порицанием на линейках и партсобраниях.

Важнейшим основанием перехода на следующую стадию превращения в настоящего советского человека была верность идеалам марксизма-ленинизма-сталинизма и коммунистической партии. Такими же обязательными были членства граждан в различных общественных и профессиональных организациях: профсоюзы, Союз воинствующих безбожников, ОСАВИАХИМ (после ДОСААФ), МОПР, Красный крест и полумесяц, ОСВОД…
Все эти «радости», как и членство в ВЛКСМ или КПСС, требовали от членов уплаты не больших, но ежемесячных взносов. За неуплату исключали.
Отказаться от этих якобы добровольных членств было практически невозможно. По сути, только на самом низу социальной лестницы (простой рабочий или колхозник) взрослый человек мог позволить себе роскошь не быть комсомольцем, кандидатом или членом партии. При этом комсомольская или партийная ячейка считала не только своим правом, но и обязанностью контролировать не только общественную, но и личную жизнь члена организации.

Все это были обязательные этапы трансформации индивидуальной личности человека в некоего идеологически правильного коллективного животного. Но все эти стадии советской инициации гражданин чаще проходил один раз в жизни.

Но были в СССР особые дни, когда верность доказывалась не только массово и публично, но и регулярно. Такими были выборы депутатов в советы всех уровней, а самыми частыми — советские праздники. Причем, все они из добровольного волеизлияния превратились в обязаловку. По сути, в настоящую спецоперацию спецслужб.

Построение социализма и коммунизма, выведение человека нового типа предполагало, что и праздновать он будет совсем другие даты. Не те, что человек «старого образца». Конечно, однозначно отпадали праздники религиозные — с ними шла активная борьба. Однако полностью их изжить не удавалось, и на помощь пришла старая проверенная методика. Не запрет — замена и наполнение новым содержанием.

Когда-то так на место языческих праздников пришли христианские. Затем христианские праздники нужно было заменить советскими или хотя бы нерелигиозными. Так произошло со смещением Рождества на Новый год, даже с сохранением некоторых символов. Вифлеемская звезда вполне органично была заменена звездой советской, а сам праздник так и остался ночным.
Известная всем нам система государственных празднеств конца 80-х, почти полностью перешедшая в современную Беларусь, сформировалась далеко не сразу.

В первые годы и десятилетия советской власти широко отмечались и некоторые ныне забытые праздники, многие из которых даже были нерабочими — «красными днями» календаря. Например, годовщина «Кровавого воскресенья» (22 января), день низвержения самодержавия (12 марта), день Парижской коммуны (18 марта), день пионерии (19 мая), день рождения комсомола (29 октября), день конституции («сталинской», с 1936 по 1976 год — 5 декабря). Среди праздников были и полностью мифологические, за которыми не стояло никаких реальных значительных событий.
Вроде «дня советской армии» 23 февраля. Фактически в этот день бежавшие от немцев большевики приняли тяжелейшие условия капитуляции в первой мировой войне, результатом которой стал так называемый «Брестский мир». Таким образом, само событие и его празднование было перекручено с точностью до наоборот. Были придуманы и десятки профессиональных праздников, вроде дня учителя, строителя, милиции, ВДВ и прочих.

Основными советскими праздниками, в которые проходили митинги, демонстрации и парады, были отмечаемые в Беларуси и не изменившие свой смысл и ныне, 1 мая и 7 ноября . После к ним добавился день победы 9 мая, а в БССР — день освобождения 3 июля.
Растаев: «Праздновать этот день – преступление против разума»

Интересно, что праздники, которые поверившие в строительство самого справедливого первого в мире государства трудящихся люди изначально отмечали добровольно и искренне, уже в конце 20-х и, тем более, в 30-х, стали для них почти обузой. А иногда и лишним поводом проявить несогласие с советской властью.
Именно поэтому, а не только из-за огромного количества пьяных, советские праздники всегда были днем повышенной боеготовности милиции и спецслужб.
На главные праздники возлагалась ответственная задача: продемонстрировать всему миру, что советская власть — это власть народная, и она пользуется абсолютной всенародной поддержкой. Поэтому одной из главных задач было обеспечение высокой явки на торжественные собрания, митинги, демонстрации, парады. Были и такие экзотические и ныне забытые мероприятия как факельные шествия, которые проводились в начале 30-х годов 1 мая. Сейчас они ассоциируются только с нацистами, а когда-то советские идеологи работали над обеспечением на факельные шествия 100% явки.

Было это не так легко. Не только потому, что уже через пятнадцать лет советской власти люди сильно разочаровались в самой идее социализма, но и потому что в 30-х годах они были реально голодными.

А самыми популярными, дошедшими до нас в отчетах секретных осведомителей, причинами отказов от участия в демонстрации были: задержка зарплаты и голод. У нас нет хлеба, у нас нет сил маршировать после работы. Плюс у многих попросту не было обуви и одежды. Какое уж тут праздничное настроение?








Совколюбам будет в это сложно поверить, но об этом свидетельствуют тысячи доказательств, сохранившихся в отчетах осведомителей, поступавших со всех концов СССР через чекистов партийному и государственному руководству.

Так 2 ноября 1931 года рабочий артели «Красный Металлист» Маршак в разговоре с коллегами сказал: «Праздник приходит, а кушать нечего. Раньше было мясо и рыба, а сейчас этого нет, а для того, чтобы купить на базаре, то нужно получать не 130 рублей, а больше. Раньше за 10 рублей на базаре можно было получить столько продуктов, что хватило бы на большую семью».
Рабочий фабрики «Восход» Шиндель говорил: «Что нам с этих праздников, если есть нечего и ничего не дают, а люди ходят в лаптях и еще гоняют на демонстрации. Детям и тем ничего к празднику не дают».

Даже на такой ответственной работе, как постройка нового Дома правительства в Минске, слесарь Зайцев заявил: «Лучше бы эти деньги, что тратят на украшения, употребляли бы на шамовку, а то люди голодают и на праздник ничего не дают».

Чекисты информировали партийное руководство об атмосфере на минской конфетной фабрике «Коммунарка»: «Среди рабочих не чувствуется праздничного настроения».

Рабочий карамельного цеха Ципкин в разговоре сказал: «Празднуем всего два праздника в год, но и те не дают праздновать. Прорывы покрываем, гоним, гоним, и ходим голодные и босые, и, черт его знает, когда уже улучшится положение».
Другой рабочий Шишкевич сказал: «Праздник то идет, но он не чувствуется, один сорвали, жрать нечего и праздник в голову не лезет, когда нужда загрызает».




Факты недовольства своей жизнью накануне праздников фиксировались тысячами:

«Минск. Электростанция. Работница Чикун: «Говорят, что в городе уже зажгли свет, иллюминация. А жрать нечего».
«Тубинститут. Сотрудник Андросик: «Вот празднуем, а пайка праздничного не дают. Какой же это праздник? На демонстрацию не пойду на пустой желудок».

«Центральная рабочая поликлиника. Санитарка: «Завтра на демонстрацию не пойду, так как я и дети без хлеба голодаем».

«Наркомат финансов. Экономист Древотинов: «Это дело ваше, молодых, идти на праздник, а нам, старикам, приходится разрешать более сложные проблемы. О хлебе для детей, для голодной семьи… Не знаю, что это будет… Жить всё труднее и труднее. Зимой из-за дров семья мерзла, думал, придет весна — вздохну свободнее. А тут тебе на — еще хуже, смотришь, хлеба не хватает. За последнее время систематически начинает голодать семья, а тут 1 мая, демонстрация».

«Санитарка 1-й больницы: «Нечего есть, я так ослабла, что ходить трудно! Не хочется идти на демонстрацию, не евши, да и есть нечего».

«Работник артели «Точная механика»: «Я голодный и просто не имею сил ходить. Что же это, в конце концов, такое делается, что с каждым годом становится всё хуже».

На некоторых предприятиях БССР из-за задержки зарплаты ситуация была еще тяжелее.
2 ноября 1931 года в Минске на швейной фабрике, в Могилеве на шорной, а также на многих предприятиях Гомеля рабочие еще не получили зарплаты, который им должны были выплатить 15 октября. Общая сумма задержанной зарплаты только по Гомелю составляла 300.000 рублей. Плюс настоящей катастрофой для семей рабочих была задержка продуктового пайка.
На минской швейной фабрике рабочий цеха № 2 Элькин при коллегах сказал: «Что с того, что мы кончим пятилетку в четыре года, когда денег все равно нет и купить тоже нечего. Уже четырнадцать лет, как мы ждем и не можем дождаться улучшения. И чем дальше, тем хуже». Его поддержал рабочий Стукмейстер: «Вот везут пшеничную муку, вероятно, кому-нибудь на праздники. Нынче праздники проходят вяло, так как пайков не дают и нет того подъема, что был в первые годы революции».
В Могилеве на шорной фабрике зарплата за сентябрь не была выдана и накануне 7 ноября. По этому поводу рабочий Бурделяк заявил: «Плохо стало — денег нет. Днями ходишь голодный, трудно так в дальнейшем работать».

Задержки зарплаты остались и в 1932 году. В Могилеве на шелковой фабрике рабочий Беловежкин жаловался: «Осталось всего несколько дней до праздника, а зарплату выдали только за март. А между тем должны были уже выдать за вторую половину апреля. Кооперация уже два месяца ничего не дает, так что первого мая можно будет спать, ибо голодному не до празднования». Присутствующие с ним согласились.

Учащаяся молодежь тоже была недовольна.
Студент физмата БГУ говорил: «Голодный май, холодный май, и нет никакого удовольствия его праздновать. Правительство силой выгоняет заморенный голодом народ и заставляет несколько часов маршировать по улицам. И этим делается искусственное праздничное настроение».

В Минском архитектурно-строительном техникуме студент Мельников (член партии) констатировал: «Подходит праздник, а у нас в техникуме так тихо, пахнет какой-то мертвечиной». На что его беспартийный однокашник Франц Янушевский ответил: «Меня праздники нисколько не интересуют — я босый и голодный. Пишут везде и всюду в газетах про заграничный кризис, а своего в своей стране не замечают. Верно говорил Бухарин, что белые дальнозорки, а красные близоруки, и ничего не будет».

Еще один студент БГУ говорил: «Совсем не радует людей этот праздник, невозможно увлекаться большевистскими идеями, получая голодные пайки и ничего не получая из промтоваров. Проводят такую политику, от которой народ задыхается. Власть себя только компрометирует».
Была у советских людей еще одна проблема — нехватка обуви. Система снабжения граждан велась только через кооперацию: каждый был прикреплен к определенному магазину и покупал по карточкам установленные партией и правительством хлеб, сахар, муку, обувь, одежду. Правда, в этих магазинах зачастую ничего не было и даже за хлебом нужно было выстоять многочасовые очереди. Талоны на обувь регулярно так и оставались нереализованными, а купить что-то на рынке рабочие не могли — из-за дороговизны.

В 1932 году накануне Первомая рабочий 1-го агрегата минской фабрики «Октябрь» Веребейчик, беседуя с коллегами, сказал: «Сухая теперь жизнь настала. Один раз в году праздник бывает, и то нельзя его отпраздновать, как следует. Раньше на Пасху можно было одеться и покушать. А теперь 1 мая пришло, а ботинки порваны и есть нечего».

На той же фабрике работница Баум говорила: «Я уже третий раз прошу талон на обувь, а мне не дают. Придется праздновать разутой, а в пайке дают 800 грамм сахару, крупы и мыла, вот и приготовь праздничный обед!».
В Витебске работница ватерного цеха льнопрядильной фабрики «Двина» сетовала: «Вот тебе и майские праздники — дали паек, что за один день съешь, а дети голодные, да и не то, что было в 1926 году».
Рабочий того же цеха поддержал ее: «На демонстрацию не пойду, потому что нет обуви, буду сидеть дома».
Их дополнил третий: «Я ходить не буду, потому что мне к празднику ни черта не дали».

В Минске на кирпичном комбинате с начала октября 1931 года началась большая текучка рабочей силы. Причиной был малый заработок, а также то, что рабочие-сезонники были босые и раздетые. При этом обувь в кладовых была, но не ее выдавали. Как отмечено в докладной записке, «из числа рабочих, у коих нет обуви — не выходят на работу, в связи с этим администрация их увольняет».
В другой записке сказано: «На заводе «Коммунар» в литейном цеху около пяти человек не имеют обуви и работают босыми, в том же цеху рабочим-формовщикам полагающиеся по договору кожаные наколенники не выдаются».

В Минском физкультурном техникуме студенты 1-го курса время от времени не ходили на лекции из-за отсутствия обуви. Молодые люди говорили директору: «Если Вы нам не поможете достать обувь, то будем вынуждены оставить техникум. Столовая, где студенты питаются, прекратила в последнее время отпуск обедов в счет стипендии, и нужно ежедневно покупать обеды, а у студентов денег нет. Выданы авансы по 5 рублей, но их хватило на пять дней, а остальные 25 дней вынуждены голодать или продавать последнюю рубашку на базаре».
Студент Каган (рабочий, исключенный из комсомола) говорил: «Я, ребята, считаю, что нам нужно организованно заявить директору, или пускай сейчас нас выпустят из техникума или создадут условия для существования, ибо если мы поголодаем два месяца, то выпускать будет некого».

Напомню, что в "совке" произошло постепенное закрепощение человека. И если сначала только колхозник не мог покинуть свой колхоз без разрешения председателя и сельсовета, то к 1940 году люди были также прикреплены к своим фабрикам и заводам, учебным заведениям. Уйти по своему желанию никто не мог — самостоятельная смена места работы или учебы могла закончиться тюремным сроком.

А теперь взглянем, как советские "праздники" выглядели глазами привыкших к иному уровню жизни. иностранцев того самого "загнивающего" Запада, который "победили" большевики (о том, что промышленные чудеса сталинской эпохи закупались за границей и создавались «инспецами» совколюбы тоже предпочитают не вспоминать, как и то, откуда брались деньги). К примеру, инспециалист Эрслинг, работавший на «стройках социализма» в Могилеве, после демонстрации безрадостно заключил: «В чем смысл гонять голодных и раздетых людей по улицам? Никто в СССР хорошо не живет. Кушают, как следует, только работники ГПУ».

Фанаты совка любят рассказывать сказки о счастливой жизни, о самом справедливом обществе, о пути к коммунизму. Но не про факты тяжелейшего труда, нищету, бесправие и лагеря системы ГУЛАГ. Да, для узкого круга номенклатуры в стране действительно был построен настоящий коммунизм. Они постоянно ездили за границу. Лечились в спецбольницах и обследовались спецполиклиниках. Отоваривались в спецраспределителях и спецмагазинах. И я даже не сомневаюсь чьи потомки сегодня льют слезы по этому потерянному "раю", с гордостью пишут "рожденный в СССР" и ставят себе на аватарки портреты Ленина и Сталина ..

* * *
https://gazetaby.com/post/minskij-rabochij-90-let-nazad-zhrat-nechego-i-praz/158061/

https://gazetaby.com/post/sovetskij-rabochij-iz-minska-botinki-porvany-i-est/158433/