skrepohistory (skrepohistory) wrote,
skrepohistory
skrepohistory

Category:

Цена правды.



На украинские экраны выходит фильм "Цена правды". Сняла ленту лауреат "Золотого глобуса" и номинант на "Оскар" режиссер Агнешка Холланд. Это совместная работа украинских, польских и британских актеров и кинематографистов о Голодоморе в Украине.

Почитатели Сталина и прочая ватная публика этот фильм смотреть, ясное дело не будут, поэтому вкратце напомню историю главного героя фильма - британского журналиста Гарета Джонса, который первым поведал миру о геноциде украинцев сталинским режимом.

Покинув Лондон, Гарет 3 марта 1933 г. прибыл в Берлин. А через два дня он уже переступил порог гостиницы "Метрополь" в Москве. Там встретился с коллегами-журналистами М.Маггериджем и М.Кингслеем. От них услышал о массовом голоде в селах. Однако решил убедиться лично, собственными глазами увидеть голодных людей, пообщаться с ними. В Харьков выехал 7-го, а вернулся в Москву 17 марта, преисполненный отчаяния, боли и гнева. Если для американца Джона Рида 10 дней октябрьского переворота "перевернули мир", то для британца 10-дневное путешествие по голодным селам Харьковщины развеяло миф о "большевистском рае". Он лично побывал в домах голодных крестьян, вместе с ними черпал "їдло" из грязной глиняной миски. Видел беспризорных детей на харьковском вокзале, огромные очереди возле магазинов Торгсина, в которых голодные крестьяне обменивали золотые обручальные кольца на хлеб, слышал стон умирающих людей, записывал разговоры.

“Я побывал во многих селах и 12 колхозах. Везде люди кричат: “У нас нет хлеба, мы умираем!” Этот крик слышен по всей России: на Волге, в Сибири, Беларуси, на Северном Кавказе, в Центральной Азии. Чтобы убедиться, я решил пробраться в регион черноземов (Украину): когда-то здесь были самые богатые сельхозугодья в России. В поезде коммунист отрицал, что в стране голод. Я бросил кусок хлеба из своего запаса в плевательницу, крестьянин-попутчик вытащил его и жадно съел. Я бросил туда апельсиновую кожуру, и крестьянин ее тоже забрал. Коммунист умолк.
На ночь я остался в деревне, где было две сотни волов, а осталось шесть. Крестьяне ели корм для крупного рогатого скота, но его запасов оставалось на месяц. Мне сказали, что многие уже умерли от голода. Двое солдат пришли арестовать вора. Они советовали мне не путешествовать ночью из-за отчаявшихся голодающих людей. Крестьяне плакали: “Мы ждем смерти, но у нас еще есть корм для скота. Идите дальше на юг. Там у них ничего нет. Многие дома пусты, потому что люди умерли”.

По возвращении в Европу он написал честный пресс-релиз, который опубликовали несколько газет, в том числе The Manchester Guardian и New York Evening Post.



Будет ли суп? Россия боится грядущей зимы.

«Будет ли суп?» — этот вопрос мужчины и женщины Советского Союза задают с тревогой и страхом, когда задумываются о суровости грядущей зимы. Над этим задумывались не только в коммунистической России, но и в капиталистической Америке, но в России ощутимо больше страха, потому что урожая не было и еды нет.

Передо мной лежит экземпляр «Известий» — печатного органа советского правительства, газеты, в которой часто и открыто критикуют неудачи пятилетнего плана. Вот что я прочитал в номере за пятое октября в статье о Донбассе, где добывают уголь и производят железо и сталь:

«В магазинах Макеевки жены рабочих ждут овощи. Время от времени проезжает переполненный грузовик. Монотонно падает редкий осенний дождь. Домохозяйка ждет... Продавец пытается ее успокоить: “Не волнуйтесь, товарищ домохозяйка!” Но она смотрит на пустую корзину, думая о зиме, думая о капусте, картофеле и помидорах, и спрашивает только одно: “Будет ли суп?”».

В селах

Это самая большая проблема советского правительства в последний год пятилетки, которая заканчивается 31 декабря.

Почему не хватает супа? Почему недостаточно мяса? Почему хлеб опять начинают выдавать по талонам?

Чтобы найти ответы на эти вопросы, я отправился в российские села, где беседовал с крестьянами на русском, жил в деревянных хижинах и спал на покрытом жуками полу.

Я путешествовал на поезде, не устанавливая пункта назначения, выходил на малых станциях и шел мили, пока не добирался до настоящей России. И тогда сами крестьяне рассказывали мне, что у них нет супа. Эта картина отличается от той, которую показывают большевики в Москве. Статный молодой большевик сказал мне в Народном комиссариате земледелия:

«В рамках пятилетнего плана мы собираемся социализировать сельское хозяйство. Мы избавимся от частного фермерства. До конца плана ни одному крестьянину не будет принадлежать земля. Села будут преобразованы в коллективные хозяйства, где земля, коровы, лошади, свиньи будут принадлежать сообществу, огороды тоже будут обрабатывать совместно. Частная собственность — это проклятие, и мы его искореним в селах. Наши новые методы увеличат урожайность и сделают село счастливым и здоровым».

Вопрос крестьян

Я долго шел по полям, и село, на которое я наткнулся, точно не было счастливым и здоровым. Я шел ночью через село возле Волги, за 1 000 миль от места, где я разговаривал со статным молодым коммунистом.

Солнце садилось в глубокое красное сияние, становилось темнее и мрачнее. Я заметил свет в окне деревянной хижині, постучал в дверь, зашел внутрь и увидел группу заросших, грубых крестьян.

Они с восторгом рассматривали меня и столпились вокруг. Откуда я приехал? Правда ли, что в Англии собирается большевистская революция? Можно достать мясо в Америке? Останусь ли я в одной из хижин?

Они суетились вокруг меня с вопросами и предлагали свое гостеприимство. Не успел я опомниться, как сидел в простой деревенской избе и разговаривал с крестьянкой, вокруг которой ползали и бегали одетые в лохмотья дети с рябыми лицами.

«В России хватает пищи?» — спросил я у женщины. Она, разволновавшись, ответила: «Конечно, не хватает. Как такое возможно? Они забрали у нас землю, чтобы сделать свои коммунистические коллективные хозяйства. Мы хотим иметь собственную землю. Посмотри только, что они сделали с нашими коровами. У нас с мужем была хорошая корова. Они забрали ее и поставили всех коров из села вместе, и теперь корова худая и хилая, и мы не получаем достаточно молока».

Коллективные хозяйства

В дверь постучали. Внутрь зашел красивый черноволосый крестьянин с задором в глазах и белыми зубами. Он засомневался, говорить ли что-то, но в конце концов набрался смелости и сказал: «Живем как собаки с тех пор, как нас заставили идти в эти колхозы. 1926 и 1927 были хорошими годами, у нас была земля. А теперь лучше умереть, чем жить. Они забрали у нас землю, корову, хлеб. Почти все зерно — его и так было мало — вывезли в города, а мы боимся что-то сказать. Что мы будем делать зимой?» Он закончил, тяжело вздохнув.

То же самое я слышал из уст крестьян во многих частях России. «Зачем нам работать? — спрашивали они. — Еслим нашу землю и корову забрали. Верните нам землю». Чужую землю они не будут обрабатывать так тщательно.

"Здесь нет хлеба!" Статья Гарета Джонса о голоде в Украине.



Но большинство СМИ проигнорировали пресс-релиз Джонса. Он рассказал о том, что это искусственный голод, организованный по приказу Сталина, и свидетельствовал о гибели миллионов украинцев. Однако заявление Джонса было воспринято со скепсисом. Одни не могли поверить, что в СССР происходит катастрофа таких масштабов, другие знали, но сознательно скрывали информацию. Уолтер Дюранти, корреспондент "Нью-Йорк таймс" в Москве, лауреат Пулитцеровской премии, тайно работал на Сталина и использовал свое влияние, чтобы выставить Джонса лгуном. Ключевой предстает личность Уолтера Дюрант и в фильме. Именно он - фигура в западном мире известная и авторитетная - был выбран Кремлем в качестве рупора для опровержения утверждений Джонса о голоде в Украине. Буквально через несколько дней после критического выступления газет Manchester Guardian и New York Evening Post американская New York Times публикует его статью "Русские голодают, но от голода не умирают", в которой Дюранти обрушивается с жесткой критикой на Джонса.Источники Дюранти якобы отрицали голод и говорили, что предпосылок для катастрофы не видят ни русские, ни зарубежные наблюдатели.Еще через некоторое время в той же газете он признает, что "недостатки продовольствия" затронули многие зерновые районы страны - Украину, Кубань и Поволжье. Однако, настаивает он, любые сообщения о голоде в России - либо преувеличения, либо злобная пропаганда.Красноречивый факт. Сталин высоко ценил его работу, заявив, что Дюранти пытался "говорить правду" о Советском Союзе.

Сам Дюранти умер в 1957 году. В вышедшей в 1990 году острокритичной книге о нем "Апологет Сталина" ее автор Сэлли Тейлор пишет, что пропущенные сквозь розовые очки репортажи журналиста сыграли немалую роль в решении президента Франклина Рузвельта признать СССР.

Уолтер Дюранти (в первом ряду в центре) на одном из показательных процессов в Москве. Выступает прокурор Андрей Вышинский.



В мае Джонс вступил в полемику с Дюранти, написав в New York Times письмо:

Первые доказательства (голода) я получил от иностранных наблюдателей. Господин Дюранти вводит в дискуссию консулов, но я этого делать не буду, поскольку их как официальных представители своих стран не корректно цитировать. Я обсуждал ситуацию в России с 20—30 консулами и дипломатическими представителями разных государств. То, что они мне рассказали подтверждают мою точку зрения. Но им не позволено высказываться для прессы, поэтому они молчат.
Журналистам же писать разрешено, но цензура превратила их в мастеров эвфемизма и преуменьшения. Поэтому они вежливо называют «голод» «нехваткой продовольствия», а «смерть от голода» смягчают формулировкой «участившаяся смертность от болезней от недоедания».

После такого яркого выступления в прессе Джонс получил от народного комиссара по иностранным делам СССР Максима Литвинова личное письмо с запретом посещать Советский Союз.

На валлийца устроили откровенную охоту, организованную из Москвы.  Клеветническую кампанию возглавил руководитель отдела печати и информации НКИД СССР К.Уманский, пригласив к участию в травле западных "спецкоров" в Москве: Ю.Лайонса, Л.Фишера, Д.Бичана, П.Словна. Особой подлостью отличался У.Дюранти. Он первый оголил отравляющее жало лжи, написав 31 марта 1933 г. для "Нью-Йорк Таймс" большую статью. Она поражала фарисейской двусмысленностью: "Россияне голодны, но не голодают". Гарет, узнав о выпаде Дюранти против него, был ошеломлен коварством журналиста, с которым поделился после возвращения из Харькова впечатлениями о голоде. Лицемерие сталинского агента не знало границ. Только 1 мая он прислал письмо-ответ в редакцию "Нью-Йорк Таймс", который был напечатан 13 мая. Гарет подтвердил факт "жестокого голода", но не унижал себя оскорбительными высказываниями в адрес самого Дюранти. История дала оценку обоим: одного пожизненно обесславила (хотя Дюранти все еще остается лауреатом Пулитцеровской премии), другого увековечила в признательной памяти украинского народа.

Поединок Гарета с группой К.Уманского оказался неравным. Никто из журналистов не встал на его защиту: ни М.Маггеридж, ни В.Чемберлин. Они, хотя и осуждали позицию У.Дюранти, самого Гарета не вспоминали. Добрым словом о нем вспомнили только немецкий дипломат О.Шиллер, кардинал Т.Инницер, отдельные немецкие журналисты, западная печать. Гневно набросился на западных журналистов, правдиво освещавших голод, хозяин Кремля Сталин. В феврале 1933 г. он лично запретил иностранным корреспондентам "ездить по СССР", а в конце сентября категорически добавил: "Если им не нравится установленный порядок, могут поехать в другие страны". Другое дело У.Дюранти: 25 декабря 1933 г. он записал очередное интервью с И.Сталиным, даже предложил ему передать через газету "послание американскому народу". 

В конце 1934 года Джонс отправился в «Кругосветную охоту за фактами». Два месяца он прожил в Японии, доехал до Пекина, а затем отправился в оккупированную японцами Внутреннюю Монголию вместе с немецким журналистом Гербертом Мюллером. В пути на них напали бандиты, потребовав за освобождение большой выкуп. Мюллера отпустили через пару дней, а Джонса при загадочных обстоятельствах расстреляли накануне его 30-летия.

Существуют версии, что убийство Джонса было подстроено НКВД как месть за репутационный урон советскому режиму. Советской власти больших усилий стоило скрывать правду о Голодоморе, но информация проникала в мир. Как показывают документы из европейских архивов, об этом сообщала немецкая и польская разведка, а также отважные журналисты. Джонс рисковал своей жизнью и, скорее всего, поплатился ею за то, что рассказывал о страшных событиях в Украине.

В общем, если обобщить, это история о молодом правдолюбе, который пытается рассказать миру, что происходит, об ужасной правде, которая ему открылась. И мир ничего не хочет слышать об этом, а некоторые даже врут, как, например, корреспондент "Нью-Йорк таймс" в Москве Уолтер Дюранти, отрицавший эту реальность, прекрасно зная, что это правда. Это история о фейковых новостях, альтернативной реальности, кризисе медиа и трусливости правительств. К сожалению, это релевантно и сегодняшнему дню...
Tags: Голодомор, СССР, Украина Сталин, история
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 23 comments