October 31st, 2019

водка, мишка

"Блокада" Ленинграда и дети



Ленинград - место, где в 1941-44 годах за 872 дня от голода умерли более 1,5 млн человек.











Миф о "блокаде" развенчан. То, что никакой осады города немцами не было (вернее была, но кольцо окружения не было наглухо замкнуто, как врал и врет кремлевский агитпроп), и все это время Ленинград производил военную продукцию, поставляя её "на материк", ни для кого (кроме "совков' и ватников, продолжающих свято верить советским лжецам, путинским псевдоисторикам и телевизору) давно не секрет.

Как и не секрет тот факт, что когда в Ленинград не завозили продовольствия, и люди, чтобы выжить, ели крыс и голубей, а каннибализм стал далеко не редким явлением, туда завозилось сырьё и материалы для обеспечения нужд городских промышленных и военных предприятий. Когда "не хватало" транспорта для эвакуации умирающих ленинградцев, - этот транспорт находился для вывоза сотен танков, тысяч орудий, десятков тысяч пулемётов и миномётов, сотен тысяч автоматов, огромного количества снарядов. Только за второе полугодие 1941 г. Ленинград дал фронту 713 танков, свыше 3 тыс орудий, более 10 тыс минометов , 480 бронемашин, 58 бронепоездов. А в самый разгар битвы за Москву из осаждённого Ленинграда было отправлено свыше 400 полковых пушек, около 1 тыс. миномётов различных калибров и почти 40 тыс. бронебойных снарядов.

28 ноября 1941 г. кумир всех "совков" Жуков, вместо продовольствия для умирающих от голода людей, прислал в Ленинград телеграмму: “Спасибо ленинградцам за помощь москвичам в борьбе с кровожадными гитлеровцами”. Эту его фразу ни в СССР, ни в России, тоже почему-то стараются "не замечать".

Возможно вы уже догадались, почему ленинградцы умирали от голода, несмотря на то, что постоянно шло снабжение города?
Бесконечная вереница грузовиков везла в Ленинград сырье, заготовки и материалы для производства вооружений и боеприпасов. Для еды просто не было места!



Но, как писал Оруэлл: "Все животные на ферме были равны, но некоторые равнее других". Еды "не было" для простых людей, что уж никак не касалось партийной верхушки. В столовой Смольного были доступны фрукты, овощи, икра, шоколад, и даже пирожные. Нет ни одного факта голодной смерти среди представителей райкомов, горкома, обкома ВКП(б). В своих воспоминаниях бывшая сотрудница Елисеевского спецгастрономов, повествуют о том,как виноград, яблоки, колбасы и шоколад в голодное время выдавались людям "со специальными книжечками".

Инструктор отдела кадров горкома ВКП(б) Николай Рибковский, к примеру, был отправлен отдохнуть в партийный санаторий, где описывал в дневнике свой быт:
«Каждый день мясное — баранина, ветчина, кура, гусь, индюшка, колбаса; рыбное — лещ, салака, корюшка, и жареная, и отварная, и заливная. Икра, балык, сыр, пирожки, какао, кофе, чай, 300 грамм белого и столько же чёрного хлеба на день… и ко всему этому по 50 грамм виноградного вина, хорошего портвейна к обеду и ужину. Питание заказываешь накануне по своему вкусу».

Кроме того, "эффективный сталинский менеджмент". исправно взимал с голодающих деньги за квартплату. Об этом в СССР тоже никто, нигде и никогда не рассказывал.

Да что там кварплата! Возьмем исторический факт. Несмотря на все усилия советских прокуроров, обвинение в блокаде Ленинграда было снято с Германии в Нюрнберге. Казалось бы, следующим должен быть закономерный вопрос: "Кто же тогда повинен в смертях людей?". В Советском Союзе эту "мелочь" просто скрыли от граждан. Как и другую правду о войне, о чем говорит хотя бы тот факт, что материалы Нюрнбергского процесса опубликованные на Западе занимают 42 тома, а опубликованные в Советском Союзе - всего 7.

А теперь пристегнитесь. Такого цинизма вы точно не ожидали. И речь вновь пойдет не о нацистах, а о "друге детей" Сталине и "самом справедливом" советском режиме. Детвору блокадного Ленинграда эвакуировали за деньги родителей..

Кроме того, в соответствии с решением, принятым в июле 1941 года, городское руководство вводило плату за пребывание вывезенных из города детей в детских садах, яслях и интернатах.




Сумма платы варьировалась в зависимости от заработка семьи — например, при среднем заработке одного члена семьи до 50 рублей требовалось заплатить 25 рублей за месяц эвакуации, при заработной плате в 281 рубль и выше — 210 рублей.

Родители обязывались оплачивать содержание своих детей в эвакуации на месяц вперед. В случае отсутствия платы сумма взыскивалась в судебном порядке.

Так, за четвертый квартал 1941 года с родителей за эвакуацию детей и их содержание было взыскано почти 2 млн. рублей.







А как быть с теми детишками, которые остались в городе? У них было самое страшное детство, которое себе можно только представить. Они росли в условиях голода и холода, под свист и разрывы снарядов и бомб. Это была своя реальность, с особыми трудностями и радостями, с собственной шкалой ценностей. Реальность, которую подарил им "добрый дядя Иосиф".







После войны весь мир потряс дневник маленькой ленинградки Тани Савичевой: «Бабушка умерла 25 января...», «Дядя Алеша 10 мая...», «Мама 13 мая в 7.30 утра...», «Умерли все. Осталась одна Таня». Записки девочки, которая погибла в 1945 году в эвакуации,





Почему так называемая "дорога жизни" через Ладогу оказалась достаточно широкой для пушек и танков, но слишком узкой и недоступной для девочки Тани и её бабушки? Об этом мир не знает до сих пор.

Или откройте монографию "Рисуют дети блокады". Шурик Игнатьев, трех с половиной лет от роду, 23 мая 1942 года в детском саду покрыл свой листок беспорядочными карандашными каракульками с небольшим овалом в центре. «Что ты нарисовал!» – спросила воспитательница. Он ответил: "Это война, вот и все, а посередине булка. Больше не знаю ничего"...



Такова картина мира ленинградского мальчика, поражающая лаконичностью описания: это страшная реальность, в центре которой находится его мечта.

Кто украл детство у маленького Шурика? Правду вы не найдете не в одном из советских учебников, ни в одной энциклопедии, или книге.

Мать хоронит своего ребенка на Волковом кладбище. Весна 1942 г. Тут любые комментарии излишни...



Зато после окончания войны появились подобные снимки. Этот, к примеру, советская, а затем и российская, пропаганда подписывает так:
"15-летняя Вера Тихова, токарь 3-разряда на заводе в блокадном Ленинграде. Выполняла по полторы взрослые нормы за смену. Фотография сделана в августе 1943 г.".



На самом деле, после развязанной двумя усатыми тиранами мировой войны, сталинский режим, вместо эвакуации, поставил ее к станку потому, что, видимо у её родителей не было денег, или они сами умерли от голода, не имея знакомых чекистов и доступа к партийной кормушке.

Но Сталину был нужен миф. Героический миф. И по его приказу он был создан.

А еще, так называемая "блокада" "чудесным образом" не помешала НКВД в 1941-1942 гг. депортировать 11 000 ленинградских немцев и 44 737 финнов-ингерманландцев. Про это в России тоже молчат.



Не знаю даже, что можно ещё добавить, когда картина настолько ужасна, что все ужасы Преисподней меркнут при ней. Ну, а вы что скажете, любители "совка" и свидетели "великой сталинской победы'?
водка, мишка

Всего одно фото, всего две цитаты

​Всего одно фото из музея "АЛЖИР" в казахстанском селе Акмол. Письмо маме в лагерь (орфография сохранена).

"Здравствуй дорогая мамочка почему ты мнье пишиш писма. Мамочка ты не знаеш где папа. Мамочка я учусь во 2м класи. Мамочка я очень долго болел стригучем лишаем. Мамочка я жив и здоровый. Мамочка ты писала что утебя нет бумаги. Мамочка я тебе пришлю. Мамочка я затобой очень скучил. Болше писать нечево".



Всего лишь две цитаты.

"Когда ее пришли арестовывать, пятилетний сынишка уцепился за нее. Ей приказали собрать и ее и детские вещи. Уверенная что их не разлучат, Верочка собрала два чемодана. На Лубянке ей обьявили, что мальчик будет отправлен в спецприемник. Ребенок ухватился за шею матери, плакал, кричал, что никуда не поедет... Обезумевших мать и сына втолкнули в разные камеры. Потом оказалось, что их чемоданы перепутаны. У Верочки остались детские вещи и игрушки, над которыми она рыдала все два года, пока находилась в АЛЖИРе, а потом когда была разрешена переписка, ей пришло извещение. Несчастная не перенесла удара, сошла с ума. Тихонько сидела она на нарах, перебирала детские рубашонки, штанишки и разговаривала с ними как с живым ребенком".
(Из воспоминаний бывшей узницы АЛЖИРа Галины Степановны Ключниковой)

"За период с 1937-1938 гг. По Союзу было изъято 25 342 ребенка, но и эта цифра является не полной, так как не учтены дети старше 15 лет и грудные дети, которых отправляли с матерями и те, которые были рождены в самих лагерях. В детские дома дети распределялись по принципу - родственников, знакомых нельзя было размещать в один и тот же приемник. Расселяли в разные. Часто меняли имена и фамилии детей. Некоторые до сих пор не знают о судьбе своих близких".
(Из статьи "Изъятые дети", автор Галина Баронова)

Понимаю ваше нетерпение, совколюбы и сталинисты. Ваше желание поскорее повторить, с радостью отправиться в лагерь, отправить за колючую проволоку своих жен, а следом отдать и детей. Всё ради светлого будущего коммунизма. Как и завещал великий вождь и учитель Джугашвили...